Даже если ребёнок плохо слышит, он способен добиться успеха - и в школе, и в час досуга. Во время обучения слабослышащему ребёнку необходимы внимание и постоянная поддержка родителей.

Обучение

Рубрики: 0 - 6 6 - 12 Все рубрики

Если у ребёнка имплант

Эмилия Леонгард в статье "Если у ребёнка имплант" перечисляет условия успешной абилитации детей с кохлеарными имплантами. Их неукоснительное соблюдение может привести к потрясающим результатам (дети хорошо говорят, понимают обращённую речь, активно участвуют в социальной жизни). В противном случае, по словам автора, "у имплантированных детей не будет никаких преимуществ не только перед детьми, которые пользуются слуховыми аппаратами, но перед теми, кто аппаратов никогда не носил"...

Статья была написана для журнала "В едином строю" (№ 8, 2006), на нашем портале публикуется с разрешения автора
 Если у ребёнка имплант

В ходе многовековой истории абилитации глухих детей сложилась определённая практика обучения их произношению, пониманию устной речи, общению.

До появления слуховых аппаратов методика формирования устной речи глухих и слабослышащих детей была, в основном, одинаковой: во всех странах дети учились произносить звуки на основе зрительного восприятия, тактильных и вибрационных ощущений и с помощью специальных инструментов-зондов. Понимание детьми речи происходило благодаря чтению с губ; при общении с детьми произношение взрослых, как правило, было замедленным; чтобы дети видели положение речевых органов, многие звуки произносились утрированно, неестественно.

После появления индивидуальных слуховых аппаратов во многих специальных учреждениях за рубежом аппараты были сразу включены в программы обучения глухих детей, которые носили их постоянно (за рубежом высококачественные аппараты для маленьких детей стали использоваться значительно раньше, чем в нашей стране). Это повлекло за собой изменение методики обучения устной речи. Позже такие аппараты появились и у нас в стране, в результате чего подход к формированию речи тоже стал иным.

Новые методики принципиально отличаются от методик предыдущих столетий.

Вместо последовательной постановки изолированных звуков, которые потом объединяются в слово, теперь исходной единицей обучения устной речи стало слово.

  • Ребёнок повторяет слова за взрослым (на первых порах так, как у него получается) не с помощью чтения с губ, а с опорой на зрение и остатки слуха (благодаря слуховым аппаратам), т.е. слухо-зрительно, что позволяет ребёнку воспринимать значительно больше признаков звучащего слова, а значит, лучше понимать устную речь.
  • Из обучения исчезла опора ребёнка на тактильно-вибрационное восприятие – наличие слухового компонента сделало ненужным прикосновение руки к гортани, щеке, носу для ощущения их вибрации при постановке гласных звуков и звуков м и н; не нужно и ощущение рукой воздушной струи при постановке звуков с, ш и т.п.
  • В очень большом числе случаев пропала необходимость и в самой «постановке звуков», поскольку многие звуки появляются у детей в процессе специальных занятий на основе слухо-зрительного восприятия и при использовании фонетической ритмики; в «постановке» теперь нуждается небольшое количество звуков, и то необходимость в ней возникает не у всех детей.
  • Произношение дошкольников стало более естественным по темпу, слитности, выраженности ударения, модуляции и качеству произносимых звуков: исчезли такие грубые дефекты, которые существенно снижали внятность произношения не только глухих, но и слабослышащих детей, как призвуки, закрытая и открытая гнусавость, а также дефекты голоса - фальцет и очень низкий голос.
  • Речь детей перестала быть монотонной и равноударной.
  • Многие педагоги и родители стали говорить с детьми естественно, без какой-либо утрировки.

Однако открывшиеся новые возможности слухового восприятия далеко не всегда используются в широкой практике  обучения глухих и слабослышащих дошкольников устной речи и языку в целом.

  1. По-прежнему применяются старые традиционные способы постановки звуков, зонды, по-прежнему с детьми говорят неестественно – замедленно, с утрированной артикуляцией, что очень затрудняет понимание глухими детьми речи окружающих людей.
  2. Специальные занятия по развитию слухового восприятия часто с детьми не проводятся, т.е. детей не учат вслушиваться в речь, подстраивать свою речь к речи собеседника, не учат отличать на слух звучания одних слов от звучаний других, узнавать на слух отдельные элементы слов; а всё это, исключённое из содержания обучения, оказывает огромное влияние на языковое развитие всех детей с нарушенным слухом и доступно даже глухим с минимальными остатками слуха.
  3. Более того, дети не всегда носят слуховые аппараты – аппараты «берегут» (а как же: ведь они дорогие!) и надевают их ребёнку только на время занятий, да и то не всегда. Очень часто ребёнок имеет только один аппарат, что недопустимо.
Такое недоверие к слуховым возможностям глухих детей и такое отношение к слухопротезированию приводят к тому, что наличие слуховых аппаратов никак не сказывается на слухоречевом развитии детей,  не повышает ни качество произносительной стороны их речи, ни уровень понимания ими речи слышащих людей, в обществе которых они живут.

В принципе положение не изменилось и с появлением цифровых слуховых аппаратов – там, где не проводилось необходимой работы с аналоговыми аппаратами, ситуация осталась той же и при появлении цифровых. Подобная позиция взрослых сводит на нет смысл наукоёмких достижений, направленных на улучшение жизни инвалидов по слуху, которое и происходит, когда эти достижения являются неотъемлемой частью абилитационного или реабилитационного процесса.

Теперь глухие дети живут в новой эпохе – эпохе кохлеарной имплантации

Она открыла широчайшие возможности для полноценного речевого развития и комфортной жизни в обществе слышащих. Но, как известно, операция не восстанавливает глухому человеку слух, однако настолько существенно расширяет слуховую базу восприятия речи, что глухие с незначительными остатками слуха – так называемые тотально глухие - с помощью импланта понимают речь на слух и говорят значительно лучше многих слабослышащих детей.

В нашей стране такие операции скоро станут, по-видимому, рутинным делом – ежегодно их количество увеличивается. Известно, что чем раньше делается эта операция, тем больше шансов обеспечить глухому ребёнку даже с минимальными остатками слуха условия, при которых его психическое и речевое развитие будет происходить в те же сроки, что и у слышащего сверстника За рубежом такие операции делаются детям до года (в Германии, например, в трёхмесячном возрасте), у нас пока – позже, но уже начали оперировать детей второго года жизни. Многие родители хотят сделать операцию детям 4-х - 5-ти лет и старше – младшим школьникам или даже подросткам. И тут даёт о себе знать прежний слухоречевой опыт каждого ребёнка.

Оказывается, тем ранооглохшим детям, которые после установления диагноза длительное время не пользовались слуховыми аппаратами, «не жили в слухе», операцию делать бесполезно: пропущен временной период (психологи называют его сензитивным периодом), в течение которого мозг должен получать звуковую информацию.


Важно иметь в виду, что слуховые области коры связаны с другими областями, в первую очередь, с речевой, а также с двигательной, с областью формирования эмоций и др. Но из-за отсутствия слуховых аппаратов звуковые раздражения в мозг не поступают. В результате и у глухого ребёнка выведена из строя, искусственно исключена слуховая область: фактически в коре мозга эта область существует, но она не работает, потому что долгое время она не получала «питания» в виде звуковых раздражений.

О таких ситуациях врачи часто говорят: «Мозг спит». И это приговор, потому что мы «слушаем мозгом», а не ушами.

И если даже подростку или молодому человеку, который вырос вне системы слухового воспитания, делают операцию, он начинает слышать множество звуков, хаос звуков, но ничего не понимает.

Но когда операцию делают дошкольнику в самом начале его абилитации, то картина совсем иная. (При этом аудиологи рекомендуют всем детям до операции обязательно носить слуховые аппараты). Как уже было сказано, кохлеарная имплантация предоставляет  всем глухим детям огромные возможности для полноценного овладения речью. Но эти возможности реализуются только тогда, когда  методика обучения соответствует новым условиям жизни детей.

  • Прежде всего все окружающие ребёнка люди  должны говорить с ним совершенно естественно, как со слышащим: в нормальном для каждого человека темпе; слитно; с выраженным ударением, но не акцентируя искусственно ударный слог; не делая акцента на произнесении отдельных звуков «для лучшего понимания»; не утрируя артикуляцию (не открывая широко рот, не делая неестественных движений губами, не показывая, как работает язык при произнесении того или иного звука и и.д.). Это требование является одним из принципов нашей системы, но ему следуют далеко не все специалисты и родители. Однако при обучении имплантированных детей это требование должно неукоснительно соблюдаться всеми педагогами и родителями.
  • В общении с малышом следует пользоваться фразовой речью: в зависимости от возраста ребёнка это могут быть короткие фразы из двух-трёх слов или более распространённые, а также сложно-сочинённые и сложно-подчинённые предложения. Важно, чтобы глухой ребёнок, как и ребёнок с сохранным слухом, слышал разные формы одного и того же слова, например: Сашенька, пойдём гулять. Возьмём лопатку. Где лопатка?Давай копать лопаткой песок; Катюша, давай мыть руки. Я вымою руки,а потом ты вымоешь ручки. Мой ручки. Мы вымыли руки, руки чистые.
  • Словарь, который предлагается ребёнку с имплантом, должен быть богаче словаря, используемого в обучении детей со слуховыми аппаратами. Взрослые должны использовать в общении слова с уменьшительно-ласкательными суффиксами, что характерно для речи слышащих детей: мамочка; папочка; Катенька; Катюша; собачка; ложечка; цветочек и т.п.
  • Первые два года абилитации для лучшего запоминания детьми речевого материала нужно обеспечивать частую повторяемость одних и тех же слов в разных ситуациях во время занятий и в общении. Не следует забывать, что слуховое восприятие детей в это время находится ещё на начальном этапе развития, а слуховой и речевой возраст начинает исчисляться только после операции, по окончании настройки импланта.
  • У детей нужно развивать слуховое восприятие и речевой слух. Формирование механизма речевого слуха у имплантированных детей происходит гораздо быстрее, чем у глухих детей со слуховыми аппаратами, но эти занятия должны проводиться обязательно. Кроме того, значительную часть речевого материала во время бытового общения (со взрослыми и детьми) и на занятиях дети воспринимают на слух.
  • Следует развивать и слухо-зрительное восприятие детей, т.е. одновременное зрительное восприятие движений губ и мимики лица говорящего и восприятие на слух.

В связи с тем, что дети довольно быстро начинают самостоятельно пользоваться связной речью и свободно общаться со слышащими людьми, создаётся впечатление, что они полностью понимают обращённую речь и письменные тексты. Но, как и слышащие, имплантированные дошкольики и школьники нуждаются в специальной работе по обучению пониманию смысла речи, смысла текстов. По нашей системе эта работа проводится со всеми детьми, и её нельзя исключать из обучения детей с кохлеарными имплантами.

При обучении детей с имплантами недопустимо использование дактилологии и языка жестов Это обусловлено совершенно разными механизмами функционирования трёх систем – слухоречевой, пальцевой и жестовой.

Если имплантированные дети посещают детские сады, то это должны быть группы слышащих или интегрированные группы, чтобы глухие дети с имплантами постоянно находились в среде нормально говорящих детей, жили в речевом потоке

Соблюдение перечисленных выше условий абилитации детей с имплантами приводит к прекрасным результатам: дети говорят свободно, естественно, с нормальной интонацией, хорошо понимают речь окружающих людей. 

Богатый многолетний опыт в этом отношении имеют зарубежные страны, но и у нас в стране уже выросли такие же дети, которым была сделана операция несколько лет назад. Но данный эффект достигается только при отказе от старых методов обучения детей с нарушением слуха. В противном случае и при кохлеарной имплантации дети остаются неговорящими, что наблюдается в нескольких зарубежных странах. Так может получиться и у нас: у имплантированных детей не будет никаких преимуществ не только перед детьми, которые пользуются слуховыми аппаратами, но перед теми, кто аппаратов никогда не носил.

Кандидат педагогических наук, Э.И.Леонгард

Статья подготовлена для публикации в журнале « В едином строю». № 8, 2006

Спасибо  Наиле Галеевой и фонду "Мелодия жизни" за предоставленную фотографию Лады Воронцовой. Фотограф - Елена Бузук.

 

Ещё по теме

Хотите присоединиться к обсуждению?
Войдите или Зарегистрируйтесь прямо сейчас.