Даже если ребёнок плохо слышит, он способен добиться успеха - и в школе, и в час досуга. Во время обучения слабослышащему ребёнку необходимы внимание и постоянная поддержка родителей.

Обучение

Рубрики: 0 - 6 6 - 12 Все рубрики

Кохлеарная имплантация и речь

Эмилия Леонгард в статье "Кохлеарная имплантация и речь" рассказывает о важных моментах, на которые необходимо обратить внимание родителям детей с кохлеарными имплантами, и приводит аргументы в пользу полноценного слухоречевого развития детей.

Статья была написана для журнала"В едином строю" (№  3, 2006; с.21, 25), на нашем портале публикуется с разрешения автора
Кохлеарная имплантация и речь

Слухоулучшающие операции с вживлением электродов в улитку проводятся в разных странах мира уже давно, более 25 лет. После значительного периода опробования этого метода в нашей стране на пациентах юношеского-подросткового возраста он в последние годы всё более интенсивно внедряется в сурдологическую практику. Очень много операций уже сделано в России глухим детям; возраст пациентов постепенно снижался, и теперь импланты вживляют глухим детям раннего возраста (за рубежом рутинным является оперирование младенцев). Кохлеарная имплантация реконструирует повреждённую структуру улитки, воссоздавая большее количество каналов, воспринимающих звуковые сигналы, чем современные цифровые слуховые аппараты (пока). Это создаёт серьёзные преимущества для глухих детей с небольшими и минимальными остатками слуха.

С помощью импланта все успешно оперированные глухие дети с незначительными остатками слуха, не становясь слышащими, переходят в категорию слабослышащих на уровне разной степени тугоухости (это зависит от индивидуальных особенностей каждого ребёнка). Таким образом, дети приобретают физиологическую базу для формирования и развития слуховой системы, речевого слуха, речи. (Физиологическая база формирования речевого слуха появляется у глухих детей и при постоянном ношении двух слуховых аппаратов).

А для чего глухому человеку, которому “подарили” слух, этот слух нужен?

Вопрос, с позиции здравого смысла, конечно, странный, но он вызван жизненной практикой в сфере обучения глухих детей. Кроме того, относительно недавно в журнале “ВЕС” была опубликована статья президента ВФГ “Глухому слух не нужен”.

Имплантированные глухие дети ещё до обучения начинают слышать очень много звуков - и неречевых, и речевых, мир становится для них объёмным, при этом звучание речи они ощущают на значительно большем расстоянии, чем со слуховыми аппаратами. Но огромные возможности для развития слухового восприятия, которые даёт имплант, - это только потенциал. Без обучения каждый сложный сигнал (а речевой сигнал всегда сложный) воспринимается детьми как нечто целостное, нерасчленённое. Поэтому дети нуждаются в помощи для того, чтобы из хаоса звуков вычленять полезные сигналы и научиться понимать, к чему относится то или иное звучание, что оно обозначает. Таким образом, при кохлеарной имплантации (как и при протезировании слуховыми аппаратами) ребёнка необходимо учить слушать, специально учить его речи, т.е. с ребёнком нужно заниматься. Конечно, весь процесс при этом проходит легче и быстрее, но занятия необходимы. Безусловно, постепенно ребёнок начинает приобретать речь и из естественного общения, “схватывать” речь “из воздуха”, но к этому его нужно привести.

Итак, наличие импланта позволяет формировать у глухого малыша слуховую и, что особенно важно, слухоречевую систему на базе очень большого числа фонетических (звуковых) элементов, которые глухой ребёнок может отчётливо слышать.

Но, к сожалению, это обстоятельство, коренным образом меняющее судьбу глухого человека, не влияет на отношение части сурдопедагогов к возможностям глухих детей в овладении речью в новых условиях. Эти новые условия открывают путь к формированию устной речи (и языка в целом) по законам развития слышащих детей*. А это требует изменения существующей концепции обучения речи детей этой категории.

Родители должны знать, что после кохлеарной имплантации особое внимание им следует уделять развитию слухового восприятия детей (конечно, не исключая остальных направлений развития). Оно может и должно развиваться в двух направлениях.

  • Первое направление. Восприятие речи в естественных условиях общения людей: дети должны слышать речь окружающих в разные моменты их общения между собой; речь, обращённую к самим детям; собственную речь. Иными словами, дети должны постоянно находиться в речевой среде.

  • Второе направление. Развитие речевого слуха детей во время специальных занятий. Эти занятия проводят и сами родители, и специалисты (в условиях спецгруппы, сурдологопедического кабинета или в семье). На этих занятиях сначала используется ограниченный речевой материал, который дети учатся произносить и различать на слух; довольно скоро у имплантированных детей развивается слуховая память, и они узнают (опознают) знакомые на слух слова и фразы вне ситуации занятий. «Слуховой словарь»** растёт быстро, и внимание родителей и педагогов должно сосредотачиваться на обучении детей всё более тонким звуковым дифференцировкам, например, различению близких по звучанию слов, отличающихся одним звуком, окончаний слов и т.п. По мере накопления словаря детям предлагаются на слух различные тексты – и стихотворные, и прозаические, объём которых постепенно увеличивается. Таким образом глухие дети постепенно приобретают способность воспринимать на слух всю структуру любого высказывания.

Речь имплантированных детей должна развиваться  в процессе становления и полноценной работы их слухо-артикуляционной системы. При этом не должны использоваться иные системы, которые заменяют слухо-артикуляционную, слухо-речевую систему. Дело в том, что методы обучения глухих (и слабослышащих) детей речи, использующие другие системы, нарушают процесс становления естественной речи глухого человека с имплантом, не учитывая его способности эффективно воспринимать речь слухо-зрительно и даже на слух и полноценно овладевать ею при наличии искусственно созданной надёжной слуховой базы. К этим системам относятся дактилология и язык жестов. Нарушения выражаются прежде всего в том, что вместо стопроцентного пользования артикуляционным аппаратом (с самопрослушиванием) детям предлагается пользоваться совсем другим органом, имеющим другое предназначение, - рукой или руками. И этим ставится преграда процессу нормального становления и развития речи ребёнка, который только начинает учиться говорить и который имеет возможность воспринимать речь или слухо-зрительно, или даже на слух.

Кроме этого, нарушаются психологические и физиологические законы восприятия речи и её воспроизведения. Ведь время звучания слова значительно короче времени дактилирования всей его буквенной структуры. Слово произносится как единый комплекс, без членения на слоги и звуки. А дактилируемое слово? Оно представляет собой последовательность букв, которую малыш «пишет» в воздухе пальчиками, образуя из них различные комбинации для каждой буквы. При этом нужно иметь в виду, что маленькому ребёнку долгое время очень трудно анализировать состав слов, т.е. запоминать последовательность букв, чтобы «проговаривать» слова с помощью пальчиков, и одновременно он испытывает двигательные трудности при «конструировании» букв.

Слова дактилируются и произносятся одновременно. Таким образом, получается cшибка; рассогласование во времени, и произнесение слова «растягивается», пристраиваясь к темпу дактилирования. В результате на слух ребёнок воспринимает от взрослого один образ – естественный, а воспроизводит другой – искажённый, который он и слышит (с помощью импланта). Это рассогласование отрицательно сказывается и на понимании детьми речи окружающих людей, поскольку все говорят в естественном темпе и в естественной манере, а дети привыкают к замедленной речи, если общение с ними осуществляется в устно-дактильной форме Кроме того, звучащее слово эмоционально, оно имеет интонацию, ударение, темп, а «пальцевое» слово этих характеристик не имеет.

Сейчас всё активнее внедряется в обучение глухих детей, даже дошкольников, жестовый язык. Наша позиция («метод Леонгард»***) в этой проблеме известна: до овладения детьми связной речью жестовый язык в обучении использоваться не должен. Жестовый язык не оказывает отрицательного влияния на развитие глухих тогда, когда их речь уже сформирована. Но в отношении неговорящих имплантированных детей обучение языку жестов просто недопустимо. Жест не делится на элементы. Слово же - и устное, и письменное – имеет структуру: оно состоит из звуков или букв. Обозначить предмет, действие или качество предмета жестом можно чуть быстрее, чем их назвать. Поэтому и при использовании в обучении языка жестов (рук) происходит сшибка, но иного рода,чем при использовании дактилологии. Речь воспринимается ребёнком на несколько мгновений медленнее, чем одновременно воспринимаемый зрением жест. Это же рассогласование происходит и при назывании предметов (действий и т.д.): темпы произнесения ребёнком слова и показа им жеста, обозначающего данный предмет, отличаются. Следовательно, естественной синхронности устно-жестовой «речи» быть не может, значит, использование языка жестов при наличии у детей имплантов  оказывает отрицательное влияние на их речевое развитие.

Звучащая речь и жестовый язык – это психологически и физиологически совершенно разные системы. При обучении речи дети, которые имеют импланты или слуховые аппараты, хорошо компенсирующие потерю слуха, должны получать возможность полноценного восприятия на слух слов во всех их меняющихся формах, с разными суффиксами, приставками, окончаниями; разнообразие и вариативность построения фраз; выразительность интонации, воспринимать ударение (словесное и логическое) и т.д., т.е. всё богатство и выразительность родной речи. Всего этого лишён язык жестов.

При использовании имплантов речевой слух глухих малышей развивается быстрыми темпами, и так же быстро формируется их слухо-зрительное восприятие. С помощью слухо-зрительного восприятия дети учатся не только понимать речь окружающих людей, но и говорить самостоятельно, при этом их произношение отличается интонационной окрашенностью и выразительностью, присущими детям с сохранным слухом.

Родителям следует помнить о необходимости постоянной работы над смыслом речи – и той, которую ребёнок воспринимает, и той, которой он пользуется сам. Достаточно быстрое накопление словаря и внятное произношение могут завуалировать непонимание смысла речи, что постоянно наблюдается и у слышащих детей. Поэтому и тут необходимо следовать методическим советам, которые имеются в пособиях для родителей.

Нужен ли глухому слух?

Слух нужен каждому человеку, и роль слуха невозможно переоценить. Если есть люди, которые хотят жить в тишине и не слышать богатства звуков окружающего мира (правда, к сожалению, не всегда приятных), звуков музыки, голосов близких людей и своего голоса, пения птиц, звука моря, шума дождя, скрипа двери, шуршания листьев и многого другого, даже если есть возможность это услышать с помощью слуховых аппаратов; это их выбор, но это значит, что они сами сужают свой мир и ограничивают свои интересы. Ребёнок, лишённый слуха с рождения или потерявший слух в раннем детстве, в настоящее время имеет много возможностей для преодоления глухоты и для полноценного речевого развития с помощью слухового восприятия

Родителям нужно знать, что кохлеарная имплантация позволяет решить эту проблему, но без привлечения дактилологии и языка жестов. Иначе операция бессмысленна.

Нужен ли глухому слух? Решайте сами: слух позволяет человеку, глухому по аудиограмме, но функционально слышащему (благодаря слухопротезированию), свободно чувствовать себя в мире слышащих, не бояться их, не зависеть в общении с ними от других людей. Слух открывает человеку мир во всей его полноте.

Наряду с имплантацией происходит бурное развитие технологий по производству слуховых аппаратов. Они совершенствуются, постоянно появляются новые модели, и, возможно, в будущем слуховые аппараты без операций будут обеспечивать такое же качество передачи речи, что и импланты. А может быть, появятся совершенно новые технологии, кардинально решающие проблему глухоты.

Однако в любом случае будет необходимо серьёзно заниматься речью глухих детишек, поскольку и уровень развития речи слышащих детей в настоящее время оставляет желать много лучшего.

* При использовании нашей Системы формирования и развития речевого слуха и речевого общения речь детей-инвалидов по слуху, независимо от степени патологии, развивается именно таким путём.
** Напоминаем, что «слуховой словарь» включает речевой материал (слова, словосочетания, фразы, тексты), которые дети прослушивают на слуховых занятиях. Объём «слухового словаря» долгое время отстаёт от общего словаря детей, поскольку должна быть обеспечена большая повторяемость одного и того же материала на разных занятиях в течение длительного периода времени.
*** Такое название направлению нашей работы по (ре)абилитации детей с нарушением слуха дано в письме зам.Министра общего и профессионального образования  РФ Е.Е.Чепурных в 1998 г.

Кандидат педагогических наук Э.И.Леонгард

Статья была опубликована в журнале "В едином строю",  №  3, 2006; с.21, 25. 

Спасибо за предоставленную фотографию Наиле Галеевой и фонду "Мелодия жизни"

Ещё по теме

Хотите присоединиться к обсуждению?
Войдите или Зарегистрируйтесь прямо сейчас.